Бесплатная библиотека - учебники, шпаргалки, кандидатский минимум

StudySpace.ru – это хранилище знаний для студентов и аспирантов. Здесь вы можете скачать учебники и шпаргалки, аналитические статьи и рефераты. Уникальные лекции и шпаргалки для аспирантов из личного архива ВечноГО сТУдента, кандидатский минимум. Для вас бесплатные учебники и шпаргалки без регистрации.


ВОПРОС 11. Институциональная структура общества.
            Новая институциональная экономическая теория - направление экономической науки конца XX - начала XXI в., вариант институционализма (см.). Основы заложены трудами американских экономистов - лауреатов Нобелевской премии Р. Коуза (1991) и Д. Нор-та (1993). Отличительная особенность - синтез ряда неоклассических взглядов с элементами теории институтов. Из неоклассической теории взята концепция выбора и стимулов в экономической системе. Из институционализма заимствована концепция институтов и их развития как важнейшего условия эффективного функционирования экономической системы. Институциональная структура общества (т. е. макроэкономика) создает (или, напротив, не создает) систему стимулов к эффективной деятельности в сфере микроэкономики.

В центре внимания Н. и. э. т. такие категории, как рыночные трансакции и их роль, трансакиионные издержки (см.), а также право (главным образом с точки зрения установления и поддержания прав собственности).
Большое место занимают институты, их содержание, образование и эволюция институциональной структуры, ее роль в обеспечении эффективного выбора и эффективного функционирования экономики. Серьезное внимание уделяется изучению траектории экономического развития страны в прошлом для уяснения ее настоящего и определения будущего. Широко используется сравнительный анализ экономических систем с точки зрения их институциональной структуры и ее эффективного функционирования.

Существенное, как теоретическое, так и практическое значение имеют разработки Д. Норта в области теории институтов. Он определяет институты как конструкции, созданные человеческим сознанием, как "правила игры" в обществе, созданные человеком, как ограничительные рамки, которые организуют взаимоотношения между людьми. Они задают структуру побудительных мотивов, стимулов человеческого взаимодействия, будь то в политике, социальной сфере или экономике. Институты включают все формы ограничений, созданных людьми для того, чтобы придать определенную структуру человеческим отношениям. Они могут быть формальными (институты права) и неформальными (общепринятые условности и кодексы поведения), могут быть продуктом человеческого сознания, а могут сформироваться стихийно, в процессе исторического развития. Институты выступают фундаментальными факторами функционирования экономических систем.
Иную функцию в сравнении с институтами выполняют организации. Они также структурируют взаимоотношения между людьми, но это уже не правила игры, а сами игроки, их стратегия. В понятие "организация" входят политические органы и учреждения, экономические структуры (фирмы, профсоюзы, семейные фермы, кооперативы), общественные и образовательные учреждения. Организации создаются для достижения определенных целей. В процессе движения к ним они выступают главными агентами институциональных изменений. Если организации направляют свои усилия на непродуктивную деятельность, это значит, что институциональные ограничения создали такую структуру стимулов, которая поощряет именно непродуктивную деятельность. По мнению Норта, в этом кроется одна из важнейших причин бедности в странах "третьего мира". Для стран, осуществляющих переход к рыночной экономике, создание эффективной институциональной структуры является, согласно Д. Норту, ключом к успешному осуществлению реформ.

Н. и. э. т. поддерживается и развивается многими экономистами, в том числе и в России. Однако ее принципиальная новизна неизбежно приводит к некоторой аморфности, многообразию определений и трактовок ряда категорий.
Особенность транзитивной экономики состоит в том, что в ней происходят радикальные институциональные изменения в системе политических, правовых, экономических и социальных отношений. Для анализа транзитивных экономик методология институциональной теории приобретает особое значение. В Украине структурные процессы, происходящие в обществе и экономике, являются практически неуправляемыми и неконтролируемыми, вектор институциональных изменений не определен и не формализован.

 Вопросы институциональной структуризации экономики институциональной трансформации рассматривались в работах В.В.Дементьева [6], А.Е.Шас-титко, Д.Норта [1],  С.И.Архиереева [2],  С.Г.Кирдиной [3],  Р.И.Капелюшникова. В институциональной теории появляется новая терминология, отражающая процесс развития этого направления экономической мысли. Так, для целей институционального анализа А.А.Гриценко предложил ввести термин „институциональная архитектоника”.

 Вместе с тем, в отечественной научной литературе теория и практика функционирования институциональных секторов в экономике фактически не изучены, закономерности институциональных сдвигов не выявлены и не известны. Во многом в обществе отсутствует понимание того факта, что экономические процессы основываются на определенной институциональной структуре, которая до сих пор в Украине не сформирована.

Институциональный подход предполагает рассмотрение экономики не как статичной системы, а как динамичного процесса, который постоянно трансформируется. „Технологические и институциональные изменения – это ключи к пониманию общественной и экономической эволюции, которой присуща зависимость от ее пути…”, – писал Д.Норт [1,С.198].
 По мнению С.И.Архиереева, применение термина "архитектоника", с одной стороны, к сознательно регулируемым процессам, а с другой – к не зависящим от сознательной деятельности, обусловливает наличие двух его основных значений – закономерностей сознательного построения структуры и отражения ее объективно сформировавшихся особенностей [ 2, С.69].

Исходной задачей архитектоники является прояснение соотношения различных уровней институциональной сферы и особенностей их взаимодействия. Очевидно, что построение системы формальных институциональных ограничений должно базироваться на знании глубочайших институциональных основ экономической деятельности, которого мы пока не имеем.
Сложность институциональной структуры общества обусловливает важную особенность институциональной архитектоники, демонстрирующую принципиальное отличие ее от экономической теории. Последняя изучает наиболее общие принципы экономических отношений, в то время как архитектоника изучает конкретные институты, обеспечивающие их функционирование в той или иной стране, их структуру и соотношения, обусловленные спецификой институциональной основы общества.
Таким образом, понятие "архитектоника" применимо к институциональной среде в двух основных значениях этого термина – для описания объективно сложившейся в обществе институциональной ситуации и для раскрытия принципов построения институциональной структуры, способов обеспечения устойчивости последней посредством сознательной деятельности людей.

Институциональная структура тесно связана с институциональной средой. Институционная среда состоит из системообразующих правил игры. В соответствии с терминологией, разработанной  Д.Нортом и Л.Дэвисом, институциональная среда – это совокупность основополагающих политических, социальных и юридических правил, которые образуют базис для производства, обмена и распределения. В таком случае институциональная структура – это многомерная система координат, которую образует институциональная среда.
Традиционно в рамках неоклассического подхода анализ сосредоточен на экономическом выборе, который делали агенты в рамках данных (и достаточно стабильных) или вообще неспецифицированных институтов. Отсюда дискретность в анализе, поскольку за пределами внимания оставались изменения, которые происходили в предпосылках товарных трансакций.
Таким образом, институциональная структура оказывается экзогенной по отношению к модели выбора, тогда как экономические условия рассматриваются только как результат обмена.

В связи с этим интересной, на наш взгляд, является теория институциональных матриц, предложенная С.Г. Кирдиной [3]. Согласно ее концепции, институциональная структура экономики представляет собой совокупность элементов двух качественно разнородных типов: неизменных базовых институтов, определяющих тип институциональной матрицы общества, и институциональных форм, которые в отличие от базовых институтов изменчивы, постоянно обновляются и могут целенаправленно модифицироваться субъектами. Возможные модели базовых институтов ограничиваются западным типом институциональной матрицы (институты рыночной экономики) и восточным (институты "редистрибутивной" экономики), причем они полностью детерминируются характером материально-технологической среды национальной экономики.
И хотя общее направление исследования, заданного С.Г. Кирдиной, является верным, приведенная трактовка институциональной матрицы достаточно размыта. По мнению О.Ю.Красильникова, институциональная матрица представляет собой органический комплекс институтов, характеризующих способ взаимодействия индивидов в рамках устойчивых общественных групп, как между собой, так и по отношению к другим социальным группам [4].

Между тем, определить размеры институционального трансакционного сектора, оказывается, достаточно сложно. Институциональная структура экономики находит отражение в системе национальных счетов по институциональным секторам, но в ней отсутствует трансакционный сектор. Для оценки размеров институционального сектора экономики Украины с определенной долей условности (поскольку отсутствует официальная статистика) можно использовать данные, приведенные  в табл 1.
Институциональная структура экономики Украины, как видно из табл.1, включает в себя крупный промышленный корпоративный сектор (около 70%), сектор государственного управления (около 17%) и домашние хозяйства (около 13%). Это означает, что основным фактором, определяющим сдвиги в институциональной структуре экономики Украины, являются процессы, происходящие в сфере корпоративного управления и акционирования. На основе определенной системы правил, т.е. институциональной структуры, формируются различные типы прав, в том числе и прав собственности. Установленный правовой режим регламентирует использование ограниченных ресурсов в экономической системе. Система прав собственности определяет использование ограниченных ресурсов, способы получения дохода в разных экономических системах. Институты различаются в зависимости от определения прав собственности, их использования. Определяя мотивацию экономической деятельности, Д. Норт писал: «Страны третьего мира бедны вследствие наличия институциональных ограничений, существующих в форме выплат за политическую и экономическую деятельность, не поощряющую производственную деятельность».

Современная институциональная теория основывается на решении трех основных проблем:
 – объяснение возникновения новых институтов, функционирование их в новых условиях;
– выяснение сущности институционального порядка;
– оценка роли и характера институциональных изменений [5].

Для выявления характеристик институциональных изменений необходимо зафиксировать точку отсчета, которая может быть определена как институциональное равновесие. Институты оказываются свободными благами, автоматически обеспечивающими эффективное размещение ресурсов и экономический рост через создание новых возможностей для производства. С этой точки зрения институциональные изменения не имеют существенного значения, так же как и эффективность размещения ресурсов не зависит от наличного набора правил.
Институциональными называются такие изменения, которые выражаются в появлении новых правил с соответствующими механизмами обеспечения их соблюдения, исчезновении старых действовавших правил, а также изменении структуры трансакций  в рамках существующего набора правил (процедур) для их участников.

Ряд представителей институционализма объясняют возникновение институтов экономическими факторами, содержащими типичные признаки функционирующей экономической системы. Под институциональным порядком О.В.Носова понимает поведение экономического агента, организаций по стандартному образцу, способы их экономической координации. Институциональное изменение включает замену «старого институционального порядка» на новый порядок в обществе. Системы координации экономического поведения субъектов подразделяются в зависимости от форм организации на иерархические и неиерархические. Экономическое развитие включает изменение форм поведения экономических субъектов под влиянием институциональных изменений [5,С.49].

С.Фадда считает, что для оценки степени институциональных изменений следует использовать показатели низкого уровня производительности, ограниченности развития промышленной и рыночной базы, отсутствия тесных экономических связей между предприятиями, финансовой слабости, технологической и организационной отсталости.
Степень развития институциональной системы в странах с переходной экономикой может быть охарактеризована с учетом использования перечисленных показателей. Снижение уровня производительности, неразвитость рыночного механизма, разрыв экономических связей, как результат отставание в разработке и применении новейших технологий в производстве, являются определяющими факторами, типичными для данной институциональной системы. На снижение инвестиционной привлекательности в развивающихся странах влияет отсутствие исторических традиций в функционировании рыночных отношений, которые определяют правила и нормы поведения экономических субъектов. В.В.Дементьев считает, что институциональные изменения происходят под влиянием „ сдвига власти” в экономической системе, а институциональная структура является источником власти. Влияние на экономику „сдвига власти” (отклонения от равновесного состояния власти) проявляется, во-первых, в „сдвиге издержек” альтернативних вариантов экономического поведения, что приводит к возрастанию издержек эффективного и сокращению издержек неэффективного поведения.

Во-вторых, „сдвиг издержек” в результате недостаточного или избыточного порядка власти влечет за собой изменение ограничений выбора и, как результат, „сдвиг мотивации” экономических агентов.
В-третьих, сдвиг мотивации влияет на изменение структуры и форм доходов экономических агентов по сравнению с эффективным состоянием экономической системы [6, С.170–171].

Таким образом, в результате проведенного исследования можно сделать следующие выводы.
1). В наиболее общем плане трансакционные издержки определяют направление структурных сдвигов в институциональной структуре экономики. При этом их распределение в экономике стимулирует или препятствует осуществлению той или иной экономической деятельности. Поскольку функцию мотивации экономической деятельности в той или иной отрасли осуществляют институты, то именно они определяют структуру трансакционных издержек.
2). Институциональные сдвиги в экономике определяются сдвигами в системе собственности, а не вектором цен и количеств ресурсов в экономической системе, которые претерпевают незначительные изменения и в конечном итоге не влияют на институциональное равновесие.

3). Технологические и институциональные сдвиги в экономической системе могут выступать источником экономической роста, а капиталовложения в институциональные преобразования могут рассматриваться как инвестиции в научно-технический прогресс.
Исследования в теории институционализма применительно к транзитивным экономикам находятся в стадии своего становления. Институциональная основа переходного общества слабо структурирована и мало изучена. В связи с этим перспективы дальнейших исследований будут заключаться в обосновании факторов, закономерностей и институционального механизма структурных сдвигов в экономике в парадигме нового направления экономической теории – институциональной архитектоники.

Среди черт современной экономики России исследователи выделяют так же неформальный характер [10,11,12] экономических отношений, возникающих между экономическими субъектами. Экономику с преобладанием таких отношений называют чаще всего неформальной, т.е. неконтролируемой официальными институтами сферой хозяйственной деятельности. По нашей терминологии в такой экономике преобладают неформальные правила игры и неформальные ограничения. К неформальной экономике причисляют как домашнюю, так и теневую экономику. Объединение под одним термином столь разнокачественных сфер связано как с включением в нее деятельности, существующей вне правового пространства (например, домашний труд), так и вопреки ему (нерегистрируемое предпринимательство). Однако понятие «неформальная экономика» распространяется на более глубинные, общие отношения между экономическими субъектами, неподконтрольные государству, носящие большей части безвозмездный, нетоварный характер и присущие всякой без исключения  экономической системе.

В своем понимании наиболее существенных характеристик экономики России мы склоняемся к тому, что глубинные основы неформальной экономики связаны с ценностной преемственностью многих поколений  россиян [13], особенностями российского менталитета [14]. И, следовательно, неформальная экономика, по нашему мнению, есть базовый институт /терминология С.Г. Кирдиной/, лежит в основе национальной экономической модели России и существует с незапамятных времен, а не является лишь особенностью экономики переходного периода.
Можно выделить несколько факторов, влияющих на складывание неформальных отношений в российской экономике как национальной модели.

Прежде всего, это коллективистское сознание россиян. Коллективизм и индивидуализм как мировоззренческая основа этноса есть производная ландшафта, климата, протяженности территории. Наиболее последовательно эту позицию выразил Л. Гумилев [15] и Э. Кульпин [16]. "Коллективизм, социальной основой которого была община, порожден известной суровостью климата. При скудном плодородии почв и продолжительной зиме заниматься растениеводством легче в условиях взаимопомощи и взаимовыручки [17]. Огромная протяженность российских земель закрепляла в сознании россиян представление о бессилии центральной власти. Считалось, что центр живет по своим законам, а периферия - по своим. Помощь центра при территориальной удаленности, неразвитости коммуникаций и транспорта была  невозможна, а участие соседей, сородичей и схода  приобретало особое значение. Община означала общность усилий, взаимопомощи, общий круг забот и интересов. Таким образом, невозможность выжить в  одиночку при одновременной невозможности получить действенную помощь государства сформировали устойчивую мировоззренческую основу хозяйственной практики, которая создала базу для развития неформальной экономики. Вероятно, с тех пор природно-климатические и географические условия  воспроизводят установки россиян на неформальную экономику [18].

Вторым фактором становления неформальной экономики является православие. Теоретические разработки этого вопроса представлены в трудах В„Соловьева, С.Булгакова, П.Флоренского, Н. Бердяева [19]. Сфера труда и система материальных ценностей отделена в православии от высших духовных ценностей. Если в протестантской религии труд есть молитва (сродни высшей духовной ценности), то православие допускало отвлечение от труда во имя молитвы [20]. Деловой успех в православии стоял намного ниже нравственных достижений, поэтому нарушение хозяйственных законов не считалось великим грехом. Закон, истина в православии - категории высокого нравственного смысла. П. Флоренский писал: "Русское понятие слова "закон"... не юридично, а почти равносильно платоновской идее. Закон - это не норма поведения, а бытия [21]. И далее: "Истинно - не то, что соответствует внешней реальности, а то, что справедливо... что должно быть согласовано некому высшему смыслу" - писала К.Касьянова [22].

Третьим фактором развития неформальных экономических отношений является положение государства в общественной жизни и характер проводимых им реформ в различные исторические периоды. У россиянина выработалось двойственное отношение к государству. С одной стороны, уважение к верховной власти в лице царя, президента, надежда на помощь и защиту с их стороны. Россияне в этом смысле - государственники. Понятие "Родина", "Отечество" - для них непреходящие ценности. С другой стороны, негативное отношение к государственному аппарату и армии чиновников, противопоставление себя государству как бюрократическому аппарату, как враждебной силе. Реформы, проводимые Петром Великим, П.А.Столыпиным. В.И. Лениным и современной властью насильственно отрывали широкие массы людей от устойчивых систем коллективистских представлений, цементирующих общество. По существу российское государство  выступало не как  субъект институционализации уже существующих практик, а как создатель иных, новых форм общественного устройства.  Такова сущность  трансформации сверху. Характерно описание российской истории Н.А.Бердяевым: "Петр вздернул Россию на дыбы", "дух Маркса... совершил страшное насилие" [23]. Закон должен служить моральным и нравственным ценностям народа. Такой народ может быть законопослушным. В противном случае государство будет существовать отдельно от культуры и народа, будет восприниматься им как нечто чуждое и враждебное. Так противостоит государство изначально россиянину, И на него, на государство, как на врага, не распространяются моральные запреты: его можно обманывать, у него можно красть; обещания, данные государству, можно не выполнять. С таким восприятием государства можно связать стремление россиян быть от него независимыми, уйти в неформальную экономику. И, наконец, четвертый фактор – неразвитость рыночных отношений. Российская цивилизация – в основе своей нерыночная цивилизация. Рассматривая различные исторические периоды российской действительности, можно заметить, что рыночные отношения не проникли глубоко в экономическую ее систему. Рыночные отношения формализуют, оформляют, узаконивают неформальные экономические отношения, в конечном счете, создают легальное экономическое пространство. Создаются формальные правила игры, формальные институты.

Итак, мы попытались показать, что исследованные нами факторы влияли на становление неформальной экономики в достаточно длительном историческом периоде, действуя постоянно, формируя систему ценностей россиян, менталитет. Неформальные экономические отношения составляют сущность национальной экономической модели России, базовый институт. Итак, мы попытались привести аргументы в пользу доказательства того положения, что одним базовым институтом институциональной структуры экономики России является ее неформальная экономика, в которой преобладают неформальные правила игры и неформальные ограничения. На наш взгляд, институциональная структура российской экономики будет «недостроенной», если мы не выделим еще и другой базовый институт, определяющий устойчивый комплекс формальных правил игры. Можно предположить, что этим базовым институтом будет раздаточная или редистрибутивная экономика в разработке О.Бессоновой и С.Г. Кирдиной.

С этих позиций в самом общем виде институциональные основы  российской экономики будут представлены как взаимосвязанное единство двух базовых институтов: неформальной экономики и раздаточной редистрибутивной экономики. Однако важно не только институциональные основы и раскрыть в общем виде содержание институциональной структуры экономики России, но и показать в порядке постановки проблемы механизмы этих институтов.

Нам представляется, что исследовать институциональные изменения можно, анализируя категории менталитет – социально-экономический генотип [14]. Менталитет, как подсознательная социально-психологическая программа действий и поведения людей, нации проявляются в сознании и практической деятельности субъектов, а конкретно, в экономических отношениях, как социально-экономический генотип. Другими словами, если менталитет – некая незыблемая универсальная матрица, несущая информацию об особенностях проявления национального в социальных отношениях в экономике, политике, идеологии, то социально-экономический генотип уже понятия «менталитет», и представляет как бы проекцию менталитета на экономические отношения в их динамическом состоянии, в состоянии изменчивости и развития.


 
« Пред.   След. »





загрузка...

Тематики

От партнеров

Аудиокниги

audioknigi.jpg АудиоКниги

Реклама

Свежие статьи

Это интересно

загрузка...