Бесплатная библиотека - учебники, шпаргалки, кандидатский минимум

StudySpace.ru – это хранилище знаний для студентов и аспирантов. Здесь вы можете скачать учебники и шпаргалки, аналитические статьи и рефераты. Уникальные лекции и шпаргалки для аспирантов из личного архива ВечноГО сТУдента, кандидатский минимум. Для вас бесплатные учебники и шпаргалки без регистрации.


Проблемы понимания и объяснения в научном познании


Герменевтика

Герменевтика Фридриха Шлейермахера

Новая герменевтическая концепция понимания Вильгельма Дильтея

Мартин  Хайдеггер

Ганс-Георг Гадамер

 

 

Многие представители социально-гуманитарного знания в кон­це XIX — начале XX вв. выступили против использования естест­веннонаучных методов познания в общественных науках. В качестве альтернативного способа они выдвинули новый способ исследова­ния, который заимствовали из герменевтики. Слово «герменевтика» древнегреческого происхождения и первоначально обозначало ис­кусство интерпретации, или истолкования текстов, их понимания и перевода на другой язык. Этимологически оно связано с именем Гермеса, который в античной мифологии считался посланцеи богов Олимпа, доставлявшим людям их повеления. Чтобы люди поняли божественный язык, Гермес должен был стать не только посредни­ком в общении между богами и людьми, но и толкователем и пере­водчиком божественных мыслей1. Аналогичный смысл имеет латинское слово «интерпретация», которое впоследствии получило настолько широкое распространение, что почти вытеснило древне­греческое слово «герменевтика».

Герменевтика, как практическое искусство интерпретации и понимания древних текстов, в частности художественных произве­дений, впервые возникла в античной Греции. Обучение чтению и литературе там начиналось с изучения поэм Гомера, понимание ко­торых было связано с немалыми трудностями как из-за мифологи­ческого их содержания, так и отдаленности по времени написания. Поэтому афинские учителя-грамматисты «должны были много за­ниматься, если не ученым объяснением, то простым истолковани­ем, герменевтикой, а также прибегать к критике»1.

Формирование практических методов герменевтики началось с поисков эмпирических правил истолкования и понимания текстов различного содержания. В зависимости от конкретного содержания текстов постепенно выявлялись и особые правила их истолкования. Так возникла прежде всего филологическая герменевтика, изучавшая правила истолкования и перевода текстов античной художественной литературы. В Средние века значительное развитие получила биб­лейская экзегетика, занимавшаяся истолкованием текстов Священ­ного писания. Значительно позднее возникла юридическая герме­невтика, которая разрабатывала правила интерпретации правовых документов. Таким образом, вплоть до начала XIX в. герменевтики как общего учения об интерпретации и понимания не существова­ло. Каждая из школ герменевтики разрабатывала свои специфиче­ские правила истолкования текстов и давала практические реко­мендации по их применению.

Ситуация значительно изменилась после того, когда немецкий ученый Фридрих Шлейермахер в 1819 г. выдвинул программу соз­дания герменевтики как общего «искусства понимания, которого до этого не существовало, хотя имелись специализированные герме­невтики»2. По его мнению, такое искусство должно быть одинаково применимо как для понимания текстов Священного писания, так и художественных произведений, исторических хроник и юридиче­ских документов. Если будут сформулированы общие принципы интерпретации и понимания, тогда будут созданы предпосылки для построения общей герменевтики.

Новый подход Шлейермахера существенно отличается от преж­них тем, что он предлагает рассматривать текст как особого рода диа­лог между автором и его интерпретатором. Сам процесс понимания, по его мнению, осуществляется посредством двух взаимосвязанных и взаимодополняющих интерпретаций: грамматической и психологической. Грамматическая интерпретация происходит в сфере языка и осуществляется с помощью правил грамматики. Психологическая ин­терпретация стремится выявить индивидуальные особенности автора текста, обращая особое внимание на события его жизни, на его взгляды и духовный мир. Чтобы понять по-настоящему текст, интер­претатор должен проникнуть в духовный мир автора, прочувствовать и пережить то, что он пережил. Настаивая на необходимости соотне­сения текстов с культурно-историческими факторами их возникно­вения, их отношением к жизни, Шлейермахер во многом способст­вовал появлению новой герменевтической концепции понимания.

Такая новая концепция была создана немецким философом и историком культуры Вильгельмом Дильтеем, который стал рассмат­ривать герменевтику как методологическую основу для наук, изу­чающих духовную деятельность человека (Geistenwissenschaften)1. Все гуманитарные науки имеют дело с пониманием человеческой мысли, культуры и истории. В отличие от естествознания содержание гума­нитарных исследований, указывал Дильтей, составляют не факты природы, а объективированные выражения человеческого духа, мыс­лей и чувств людей, их целей и мотивов поведения. В соответствии с этим, если для объяснении явлений природы используются законы причинности, то для понимания действий людей и результатов их духовной деятельности, необходимо предварительно интерпретиро­вать их мысли и намерения и только после этого понять. Поэтому понимание существенно отличается от объяснения, поскольку оно всегда связано с раскрытием смысла деятельности людей.

Работая над книгой «Жизнь Шлейермахера», Дильтей основа­тельно изучил методы текстуальной, психологической и историче­ской интерпретации, но придал им более общий философско-мировоззренческий характер. Он считал, что ни естественнонаучные ме­тоды, ни метафизические спекуляции, ни психологические интрос­пекции не могут помочь понять духовную жизнь человека. Внут­ренняя человеческая жизнь, ее изменение и развитие, подчеркивал он, представляют собой сложный процесс, в котором слиты воеди­но и мысль, и чувство, и воля. Поэтому жизнь духа нельзя изучать с помощью чуждых ей механических понятий причинности, силы и им подобных. Не без основания Дильтей замечает, что в венах по­знающего субъекта, сконструированного Д. Локком, Д. Юмом и И. Кантом, нет ни капли человеческой крови. Познание у этих мыслителей отделено не только от чувств и воли, но и от историче­ского контекста внутренней человеческой жизни2.

Решающую роль в гуманитарных исследованиях, заявляет Диль­тей, играет именно понимание, которое объединяет в единое целое внутреннее и внешнее. Поэтому он рассматривает понимание как специфическое выражение внутреннего опыта человека, его целей, намерений и мотивов. Только через понимание достигается пости­жение уникальных и неповторимых явлений духовной жизни чело­вечества и его истории.

В отличие от этого при изучении явлений природы индивиду­альное рассматривается как средство достижения знания об общем, т.е. класса однородных объектов. Поэтому естествознание ограни­чивается лишь объяснением явлений, которое сводится к подведе­нию их под некоторые общие схемы или законы.

Понимание же помогает постичь особенное и неповторимое в духовной жизни, что особенно важно, например, для искусства, где мы ценим частности ради них самих и обращаем внимание на ин­дивидуальные особенности произведений, чем на их сходство с дру­гими. Такое резкое противопоставление понимания объяснению нашло свое яркое воплощение в знаменитом афоризме Дильтея: «Природу мы объясняем, а живую душу человека должны понять».

Как и Шлейермахер, Дильтей рассматривает понимание как процесс, в котором на основе внешних, чувственных данных пости­гается нечто внутреннее, скрытое. Хотя нередко о духовной жизни других людей мы судим по сходству с собственной духовной жиз­нью, но понимание не достигается с помощью такой интроспекции или простой аналогии с личным опытом, как кажется на первый взгляд. Оно начинается с интерпретации, т.е. истолкования внутрен­ней духовной деятельности через внешние ее проявления в форме различных произведений духовной и материальной культуры. Дильтей особо подчеркивал, во-первых, зависимость интерпретации и, соот­ветственно, понимания от условий, места и времени.

Во-вторых, процесс понимания совершается в рамках так назы­ваемого герменевтического круга. Начиная от осмысления частей цело­го, затем переходят к пониманию целого и только после этого вновь возвращаются к пониманию частей, но, конечно, к пониманию более адекватному и глубокому. Так, например, чтобы понять какой-либо текст, представленный на иностранном языке, мы раскрываем сначала смысл или значение отдельных слов текста, пользуясь для этого слова­рем. Установив значение отдельных слов текста, например, предложе­ния, мы затем раскрываем смысл предложения в целом. На этой осно­ве мы в дальнейшем уточняем смысл слов, из которых оно состоит. Поняв один фрагмент текста, мы переходим к уяснению смысла дру­гих его фрагментов и, наконец, раскрываем общий смысл всего текста в целом, и тем самым достигаем полного его понимания.

Таким образом, герменевтический круг демонстрирует диалек­тический характер процесса понимания, как процесса непрерывно­го взаимодействия частей и целого, при котором происходит посто­янное возвращение мысли от целого к частям, а от частей к целому для достижения все более адекватного, полного и точного понима­ния. Эти существенные особенности процесса понимания были вы­явлены в ходе изучения различных конкретных видов понимания и ясно сформулированы Ф. Шлейермахером и В. Дильтеем.

Если Дильтей рассматривал герменевтику как методологическую основу гуманитарного исследования, противопоставляя ее позити­вистской методологии, то в руках Мартина Хайдеггера она превра­щается в философскую концепцию об экзистенциальных основани­ях человеческого бытия. В своей основополагающей работе «Суще­ствование и бытие» он рассматривает свой анализ как герменевтику бытия. Поэтому герменевтика у него не имеет отношения ни к ин­терпретации текстов, ни к теории лингвистического понимания Шлейермахера, ни к методологии наук о духовной деятельности Дильтея. Хайдеггер рассматривает интерпретацию и понимание как фундаментальные способы человеческого бытия, а тем самым его философия выступает как герменевтическая интерпретация бытия.

Дальнейший шаг в этом же направлении был сделан Гансом-Георгом Гадамером, который в предисловии к своему фундаменталь­ному труду «Истина и метод» указывает, что герменевтика «не явля­ется некоей методологией наук о духе, но представляет собой попыт­ку договориться, наконец, о том, чем же поистине предстают науки о духе, помимо своего методологического самосознания, а также о том, что связывает их с целостностью нашего опыта о мире»1. Философ­ская герменевтика Гадамера претендует на то, чтобы стать новым миросозерцанием, призванным сменить позитивизм.

Ограничившись кратким обзором эволюции герменевтики, пе­рейдем теперь к более подробному изложению основных элементов процесса понимания.

 

 
« Пред.   След. »





загрузка...

Тематики

От партнеров

Аудиокниги

audioknigi.jpg АудиоКниги

Реклама

Свежие статьи

Это интересно

загрузка...